Общество

«Хотел воспитать его настоящим мужчиной»: Отчим омского «мальчика на гречке» попросил о смягчении наказания

Напомним, мужчину осудили на 4,5 года, его жену – на 1,5 года колонии
Тот самый отчим (на фото справа), который издевался над ребенком.

Тот самый отчим (на фото справа), который издевался над ребенком.

В четверг, 18 июня, в Омском областном суде рассмотрели апелляцию Алины Юмашевой и Сергея Казакова. Напомним, парочка садистов систематически истязала 8-летнего сына Юмашевой. Отчим, работавший программистом в крупной компании, нашел в интернете способ, которым он пытал своего пасынка Пашу (имя изменено). Ребенка часами заставляли стоять голыми коленями на гречке. Иногда такое «воспитание» продолжалось всю ночь.

При этом ребенка не кормили и разрешали выпить только один стакан воды в сутки. В итоге гречка буквально вросла в кожу ребенка, а раны загноились. Когда все открылось, Пашу пришлось увозить в больницу на скорой. Удалить гречку смогли только хирургическим способом. Еще чудовищнее история выглядит из-за того, что все это Казаков проделывал с мальчиком с молчаливого согласия его родной матери – Алины Юмашевой.

В результате «воспитания» отчимом гречку из Пашиных коленок доставали хирургическим путем. Фото: СУ СК РФ по Омской области

В результате «воспитания» отчимом гречку из Пашиных коленок доставали хирургическим путем. Фото: СУ СК РФ по Омской области

Чтобы контролировать, как ребенок «отбывает наказание», Казаков снимал истязания на видео. Эти записи и стали главной уликой в деле. Потому что сам садист сразу пошел в отказ. Стало происходившее за стенами у соседей полной неожиданностью и для окружающих. Большинство знакомых описывают его как положительного и уравновешенного человека.

На суде супруги недоумевали, за что их осуждают. Юмашева даже заявляла: даже если любимого осудят, она будет его ждать. Также женщина поделилась, что намерена жить вместе с Казаковым после его освобождения. То есть, это означало, что истязатель Паши снова бы вернулся в его семью. Чтобы этого не допустить, Алину лишили родительских прав.

Сергею Казакову светит до 7 лет.

Сергею Казакову светит до 7 лет.

Фото: Анна МИКУЛА

В итоге вину парочки мучителей удалось доказать. Казакова приговорили к 4,5 года колонии, Юмашеву – на 1,5 года. Впрочем, они посчитали наказание слишком суровым. Вот, что сказал Сергей в своем последнем слове на суде, где рассмотрели его апелляцию:

– Воспитывая ребенка, я хотел, чтобы он вырос честным и умным – как и подобает настоящему мужчине. В процессе воспитания стали возникать трудности. Я ошибочно полагал, что мы справимся без специалистов, разбирающихся в таких вопросах. В определенный момент я перешел к более жесткой мере воспитания. Я осознаю свою вину и раскаиваюсь в содеянном. Прошу смягчить мое наказание, насколько это возможно.

Судя по всему, судья не счел эти доводы убедительными. Как рассказали в пресс-службе областной прокуратуры, суд высшей инстанции оставил решение Омского районного суда без изменений.

– Приговор в отношении Казакова и Юмашевой в части квалификации и наказания оставлен без изменения, – уточнили в ведомстве.

В ТЕМУ

«Тетя, теперь меня заберут в нормальную семью?»: Паше, которого отчим и мать ставили на гречку, сделали операцию

​Соседи семьи рассказали в суде, что семья была тихой. Вот только Паша постоянно под любым предлогом не хотел идти домой. И часто просился переночевать у родителей одноклассницы. Однажды... (далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Я попробовала, мне было не больно!»: Мать «мальчика на гречке» рассказала, как разрешила сожителю пытать маленького ребенка

Утром 11 мая к одной из жительниц дачного поселка СНТ «Птицевод» пришел соседский мальчик и попросил о помощи. Ребенок был в одних шортах и майке. Он выглядел сильно измученным и с трудом мог передвигаться. Но самое страшное – коленки Паши были сплошным кровавым месивом (далее)

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Мы готовы взять мальчика и дать ему семью»: Пашу из Омска, которого отчим ставил на гречку, хотят усыновить

Сейчас Паша продолжает жить со своей матерью. Однако уже есть люди, которые очень хотят усыновить школьника. После серии материалов в редакцию "Комсомолки" поступило сразу несколько обращений (далее)