Общество

«Пока не разрешают зайти в школу»: В Омске восстановили на работе учителя, уволенного за «психологическое насилие»

Алексей Марцун утверждает, что поплатился за несговорчивый характер. У руководства школы другая версия
Алексей Марцун

Алексей Марцун

На днях на сайте онлайн-петиций начали собирать подписи в поддержку 53-летнего омича Алексея Марцуна. Учитель обществознания с 30-летним стажем утверждает, что его уволили из гимназии № 43 за несговорчивый характер.

– Одного из лучших учителей гимназии 43 г. Омска хотят уволить. Он ничего противоправного не совершал. Несправедливость в этой гимназии восторжествовала. Мы хотим изменить это и вернуть честное имя и должность замечательному учителю Марцуну Алексею Юрьевичу, – говорится в петиции.

По словам мужчины, все началось с того, что он отказался ставить по своему предмету «пятерку» внучке омской чиновницы. В ответ ему вынесли выговор за репетиторство в стенах школы. Он в свою очередь начал интересоваться финансовой отчетностью учебного заведения. После этого его отправили на улицу с «волчьим билетом». Опять же по словам Марцуна – за то, что он причинил двум ученицам «психологические травмы». Одной якобы слишком громко задал вопрос на уроке, другой и вовсе поставил «двойку». Все это настолько сильно огорчило девочек, что они стали бояться учителя и даже отказывались идти в школу.

Все это бы выглядело курьезом, если бы представители учебного заведения не рассказали «Комсомолке» о своей версии случившегося. И причина, по которой там решили проститься в педагогом, может быть куда более серьезной, чем вспыльчивый характер. Нам ее озвучили, но обнародовать эту информацию без разрешения нашего источника мы не имеем права.

Другой вопрос, почему в гимназии решили не выносить сор из избы и скрыли истинную причину, по которой у них возникли претензии к сотруднику.

Тем временем накануне Октябрьский районный суд встал на сторону Алексея Юрьевича и восстановил его в должности, он по-прежнему сможет работать с детьми. Кроме того, гимназию обязали выплатить ему 15 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

– В школу мне пока не разрешают заходить, – рассказал «Комсомолке» Марцун. – Я занимаюсь с учениками в другом месте, сейчас идет активная подготовка к экзамену.

Обе стороны согласились пообщаться с нами чуть позже и подробнее рассказать свои версии происшедшего конфликта. Мы по-прежнему готовы предоставить слово всем заинтересованным лицам.