Премия Рунета-2020
Смоленск
+8°
Boom metrics
Общество26 июня 2013 12:20

Ученики смоленской юношеской планерной школы вышли на практику

Как из простого мальчишки вырастить настоящего пилота, рассказал руководитель школы Валерий Домбров
Ирина РОМАНОВА
Ребята из планерной школы со своим учителем.

Ребята из планерной школы со своим учителем.

Фото: Ирина РОМАНОВА

С Валерием Домбровым я познакомилась в Печерске на празднике в честь Дня защиты детей. Его «авиамодельный десант» из «Смоленских дворов» пытался зажечь в ребятах искру любви к конструированию, но то ли начало летних каникул не благоприятствовало, то ли внимание юных жителей посёлка было приковано к иным развлечениям… В общем, показательные выступления кружка авиамоделистов привлекли, скорее, взрослых, которые с удовольствием расспрашивали его руководителя о небольших самолетах и работе кружка.

Именно тогда Валерий Домбров и пригласил меня на одно из занятий юношеской школы планеристов, пояснив, что растит из мальчишек не только будущих инженеров-конструкторов, но еще и пилотов. Перед таким предложением устоял бы лишь самый ленивый. Поэтому спустя недели две, презрев жару, я отправилась на взлетную полосу аэроклуба «Полет», где и проходят занятия юношеской планерной школы.

На занятии в планерной школе.

На занятии в планерной школе.

Фото: Ирина РОМАНОВА

- Вообще-то в июне месяце мы должны были с мальчишками выехать на летний аэродром, где бы мы никому не мешали и нам никто не мешал, - встречая меня на взлётке, под шум мотора пояснил руководитель юношеской планерной школы. – Этот пункт был забит в программу обучения. Но когда подошло время, когда настала пора собирать детей и выезжать, выяснилось, что необходимо утвердить кучу документов, о которых мне даже ничего не сказали. Как же так? Дети целый год строили самолет, изучали теорию! Практика на аэродроме - это же макушка, вершина их обучения! Вот так бы мы и сорвали программу, если бы я вовремя не вспомнил о «Полёте». Мы договорились с руководством клуба, теперь занимаемся тут. Правда, эта полоса по всем регламентам вышла из строя, превратившись в наждачку, а с боковых полос надо бы траву скосить… Но приходится довольствоваться тем, что есть. Буквально позавчера у нас колесо лопнуло. А ведь мы по Смоленщине самые летающие, - вздыхает он. – И хоть мы не афишируем, но налет у нас самый большой.

- Что-то я не вижу, чтобы самолет взлетал…

- И не увидите, потому что ребята овладевают азами летного дела постепенно. Сначала они должны научиться управлять самолетом, довести навыки вождения до автоматизма. Например, сейчас стоит задача провести наш «Беркут» ровно по полосе, развернуться, при этом не угодив в траву и кусты, снова вырулить на взлетную полосу и вернуться. На планере без тормозов – это целое искусство. Прошли этот этап, ставим следующую цель – проехать, задрав хвост. Проехали, видим - хорошо получается, тогда ставим самолет на одно колесо и учимся рулить по прямой уже на одном колесе… И так далее, с каждым годом всё сложнее и сложнее.

Прежде, чем подняться воздух, ребята должны довести навыки вождения до автоматизма.

Прежде, чем подняться воздух, ребята должны довести навыки вождения до автоматизма.

Фото: Ирина РОМАНОВА

- Сколько лет учатся ребята в школе планеристов?

- Три года. За это время мы должны овладеть теоретическими знаниями и накатать практику. После этого я могу спокойно привести своего ученика в аэроклуб и сказать: «Вот перед вами сложившийся летчик, созревший спортсмен на Як-52».

Чтобы стать планеристом, нужно учиться три года.

Чтобы стать планеристом, нужно учиться три года.

Фото: Ирина РОМАНОВА

- Ого! Наверняка вы воспитали не одного летчика…

- И не только лётчика. Семеро моих авиамоделистов поступили в Московский авиационный институт, стали инженерами. Двое работают в ОКБ Сухого, а один пошел в аспирантуру и уже получил премию за научное открытие в сфере нанотехнологий. Но есть и лётчики, разумеется. Вот видите, на боковой стоит Саша Аверин, мой бывший ученик, пришел меня проведать. Сегодня он военный летчик. Вообще наши мальчишки всегда на хорошем счету, что радует. Не зря за копейки убиваемся.

- А вы сами как пришли в авиамодельный спорт и к планерам?

- Увидел в детстве самолет – и запал. Летящая в воздухе штука, непонятно на чем держащаяся, – это же фантастика какая-то! Решил: всё, буду лётчиком! А потом переехали мы (Валерий Домбров - сын военного, поэтому переезды были частью его детства. – Прим. авт.) в один город, где работал авиамодельный кружок. Меня это заинтересовало, записался и дружков своих за собой потащил. Сначала делал простенькие модели, потом всё сложнее и сложнее и к концу 10 класса понял, что больше не летать хочу, а строить. Так вот и поступил в авиационный институт…

- Московский авиационный?

- Нет, я поступал в самый крутой вуз по тому времени - Харьковский авиационный институт. Все говорили: «Ты не поступишь!» Но я сумел. Недобрав полбалла, поступил на вечернее отделение. Конкурс в ХАИ тогда был высокий, поэтому наш ректор придумал целую систему, по которой все, кто не добрал баллов, могли пройти первый курс на вечернем отделении, днем работая в стройотряде. А в конце учебного года по результатам экзамена таких студентов переводили на второй курс дневного отделения. Многие не выдерживали, но я каким-то чудом прошел через стройку.

Практика на аэродроме - вершина их обучения!

Практика на аэродроме - вершина их обучения!

Фото: Ирина РОМАНОВА

- Каким образом вы попали из Харькова в Смоленск?

- По распределению. На третьем курсе я уже знал, куда поеду работать. В Смоленск я захотел сам, потому что здесь на авиационном заводе делали спортивные самолеты, а маленькие самолетики – моя тема. Мне всегда хотелось построить собственный самолет, чтобы можно было сесть в него и полететь. «Беркут» как раз и спроектирован для первоначального обучения лётному делу. Вот этому деревянному пропеллеру уже лет тридцать, а мотору – двадцать. Все материалы отечественные, а мотопланер до сих пор летает.

- На самолетах типа Як летать не пробовали?

- Нет, меня не прельщают самолеты весом больше 500 кг. Я посвятил жизнь сверхлегкой авиации. Еще в институте мы разработали и построили свой планер, на котором и учились летать. Самолеты, подобные «Беркуту», могут ломаться, но человек всегда останется жив. Неспроста скорость автомобилей в городе ограничена до 60 км/ч. На этой скорости, ударившись в препятствие, можно остаться в живых.

Тут, словно в подтверждение слов Валерия, со стороны взлётной полосы раздается резкий хлопок. Все дружно поворачивают головы в сторону звука. Юный пилот спокойно глушит мотор и останавливается. «Опять шина лопнула! - восклицает руководитель школы планеристов и разводит руками. – Вторая за несколько дней. Вы уж извините, но мне придется заняться ремонтом». И Валерий Домбров уходит за инструментами.

Лопнула шина - починим!

Лопнула шина - починим!

Фото: Ирина РОМАНОВА

На взлётке становится тихо, только слышно, как юные авиаторы тихонько спорят, кто будет следующим. «Тихонько» - потому что пронзительно мало этих мальчишек, влюбленных в небо. А мало их потому, что юношеская школа планеристов – единственная в своем роде в Смоленске. А пожалуй, и во всей области...

Пора за работу1

Пора за работу1

Фото: Ирина РОМАНОВА

Еще больше фото в ФОТОРЕПОРТАЖЕ Ирины РОМАНОВОЙ "Один день в смоленской планерной школе".

Интересное