Премия Рунета-2020
Смоленск
+2°
Boom metrics
Звезды14 апреля 2011 10:43

Пикник на поле боя в Хагене

Смоленский молодежный театр Miracle побывал с гастролями в Германии
Источник:kp.ru

Абсурдно, ирреально, гипертрофировано - все эти эпитеты подходят к постановке «Пикник» по Аррабалю, которую театр Miracle под руководством Елены Курьяновой предложил на суд немецкой публике в Хагене – городе-побратиме Смоленска. В Хаген театр прибыл по приглашению общества «Круг Друзей Хаген-Смоленск». Miracle известен в Хагене давно. Так около двух лет назад молодежный театр уже выступал здесь со сложной постановкой «За дверью» по Борхерту. Только в этом году тема войны была представлена совсем по другому – в Хагене Miracle предложил так называемый театр абсурда. Абсурда, который, нарастая с каждой сценой, каждой репликой, словом, движением, затягивает и выворачивает все грани бессмысленности войны. А когда напряжение в зале зашкаливает, действие обрывается. Занавес. Овация. "Почти все свои спетакли Miracle ставит на разных языках", рассказал немцам Ханс-Вернер Энгель, первый председатель общества Круг-Друзей Хаген-Смоленск. Но будь это немецкий, английкий, французский или русский - на сцене актеры разговаривают с иностранной публикой еще на одном языке, понятном и доступном во всем мире - языке пантомимы. Эти вставки еще одна находка художественного руководителя театра Елены Курьяновой. Именно они делают реальное- нереальным, трагичное - комичным, а комичное - трагичным. Большинство актеров при этом не говорит свободно по-немецки. Свои роли они просто заучили наизусть, но так, что многие немцы просто не верили, что такое возможно. Именно эти фразы из спектакля помогали актерам в общении с немецкими семьями, у которых они были размещены во время гастролей.

Приехать на поле битвы с корзинками для пикника - уже абсурд на гране помешательства. Ну кто может прийти к такой сумасшедшей идее, разбить пикник прямо на поле боя? Именно это и делают родители незадачливого молодого солдата, который скучает на этой войне, вяжет от нечего делать и стреляет, не целясь. Пуль и бомб родители не бояться. С чего вдруг? Когда для этого у них есть зонтик. А типичный «героический» кадр на фоне поверженного врага? С выпяченной вперед как полагается грудью и оскалом во все 32 зуба?

"Главное не дышать" - резюмирует престарелый папаша, и настраивает видавший и не такие виды фотоаппарат. Кому-кому, а отцу, роль которого блистательно исполнил Андрей Курганов, перечить нельзя. Даже на войне. Все очень просто. Проще не бывает. И абсурднее.

Смоленские актеры играют спектакль на немецком языке.

Смоленские актеры играют спектакль на немецком языке.

Зачем? Зачем это все? Зачем эта война? Если один солдат вяжет, а враг, который по сути такой же пацан, тоскует в своем окопе по своей девушке и мастерит цветочки из ткани. Каждому павшему товарищу - по одному. "И их никогда не будет достаточно", констатирует он этот факт как должное, как что-то повседневное. Эта фраза, брошенная в публику, подчеркивает своей реальностью абсурдность происходящего. И тот и другой солдат воюет, потому что так надо, потому что так сказали, так написано. Только один из них читает при этом «Отче наш», а другой «Аве Мария». Вот и вся разница.

Война бессмысленна – в этом главный посыл пьесы испанского драматурга. Надо просто разойтись по домам. Это понимает молодой солдат, его враг, который не враг, его мама, его папа, санитары, которые время от времени прочесывают сцену в поисках убитых.

Прозрение, что все так просто, и что все можно так быстро закончить, вернуться домой и починить там наконец мамин сломавшийся утюг, ввергает все семейство в эйфорию, они танцуют пасодобль у окопа, в небе гудят самолеты, слышна очередь автомата – война продолжается... Вот в чем абсурд.