Звезды5 сентября 2013 17:30

Настоящие вещи. Часть 13. Три портрета

Финальный аккорд в преддверии юбилея
Последняя статья рубрики посвящена трем портретам Тенишевой и кое-чему еще.

Последняя статья рубрики посвящена трем портретам Тенишевой и кое-чему еще.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Все хорошие вещи когда-то заканчиваются. И настоящие – тоже. Сегодняшний выпуск будет последним. И, что символично, тенишевским. Мы расскажем о трех из множества портретов Марии Клавдиевны. Работы Ильи Репина, Валентина Серова и Константина Коровина выставлены в Смоленской художественной галерее.

1. Илья Репин. Портрет М.К.Тенишевой. 1896

На этом портрете, отличающимся яркой убедительностью внешней характеристики модели, с тщательно выписанными деталями костюма и интерьера. Немаловажная роль серди них отведена изображению нот – напоминанию о певческом таланте княгини. Во взгляде модели читается сила характера.

Самой Тенишевой портрет не понравился – и это еще мягко сказано. Вот как она описывает связанный с ним эпизод в биографической книге «Впечатления моей жизни»:

«… До смерти надоело мне позировать Репину. Писал он и рисовал меня чуть ли не шесть или семь раз, мучил без конца, а портреты выходили один хуже другого, и каждый раз из-за них у меня бывали неприятности с мужем: он их просто видеть не мог… В особенности за один портрет я очень рассердилась.

Репин всегда боялся красивых складок, мягких тканей в женских портретах. Ему, как истинному передвижнику, подавай рогожу: иметь дело с ней ему было покойнее. Затеял он как-то писать меня в черном домашнем платье, шерстяной юбке и шелковой кофточке, и к этому более чем скромному туалету он непременно захотел прилепить мне на шею пять рядов крупного жемчуга. Как я ни отговаривалась, ни противилась, он настоял на своем. В руках у меня была тетрадь романсов Чайковского… Я была изображена с атрибутами певицы. Подобная иллюстрация указывает каждому без ошибки, к какому цеху принадлежит заказчик портрета.

Но все бы это ничего – портрет выходил довольно удачный, свежий по краскам. Красноватый лоскут старинной материи на фоне хорошо гармонировал с цветом лица, платья и жемчуга, и, к счастью, обложка романсов Чайковского была едва выписана, и на ней не красовалось имя издателя и адрес. Но вот беда, работа портрета была как-то прервана по случаю моего отъезда, и в мое отсутствие Репин, убоявшись, вероятно, цветистого тона, намазал вместо него прочную штукатурную стену коричневого колера. Наверно, у него с последним мазком свалился камень с души, и он свободно вздохнул.

Потом портрет был мне любезно предоставлен взамен пяти тысяч рублей. С мужем у меня опять из-за него вышла история. Он не на шутку рассердился и за деньги, и за неудовлетворительную вещь: - Боже мой, да когда же эти художники тебя проучат и так тебя намалюют, что раз навсегда отобьют охоту к подобной пачкотне...»

2. Валентин Серов. Портрет М.К. Тенишевой. 1898

В Смоленской художественной галерее есть лишь одна работа Серова – это портрет княгини Тенишевой. На рубеже веков, когда в искусстве уже так или иначе возникают новые веяния, Серов пишет Марию Клавдиевну в кружевном вечернем платье без украшений. Модель изображена в обстановке своей петербургской квартиры на Английской набережной. Отсутствие подробного описания интерьера дает возможность сконцентрироваться на мимике лица и пластике движений героини. Даже собака у ног Тенишевой изображена так, что направляет внимание зрителей на основную фигуру.

Грациозная светская дама особым образом освещена: спереди - пробивающимся сквозь задёрнутые оконные шторы светом петербуржского дня, а сзади – искусственным источником.

Серов безупречно дает точную психологическую характеристику своей героини. Он изображает свою модель не лишенной самолюбования, мечтательной, выявляя отдельные грани натуры в общем волевой, энергичной женщины, каковой была знаменитая меценатка.

Работа поступила в 1924 году из Историко-этнографического музея М.К.Тенишевой, ранее находилась в собрании княгини. Из книги «Впечатления моей жизни»:

«… Серов понял мой характер, придал мне непринужденную позу, очень мне свойственную, и казалось, удача будет полная.

Однажды во время сеанса влетел Дягилев и с места в карьер напал на Серова, стал смеяться, что тот пишет даму в декольте при дневном освещении. Это было до того неожиданно и с первого взгляда так смело, что Серов смутился и, поддавшись его влиянию, тут же зажег электрическую лампу с желтым абажуром. Эта перемена освещения дала мне желтый рефлекс на лице и совершенно убила удачный колорит портрета. Но, несмотря на желтизну лица, мне все-таки очень нравился этот портрет, и, когда он был готов (в 1898 году), я повесила его в кабинете мужа в его отсутствие. Вернувшись и увидав его, муж пришел в такое негодование, что приказал вынести его вон и сделал мне снова самую тяжелую сцену, говоря, что предпочитает видеть на своих стенах олеографии, нежели такие карикатуры.

Когда Серов, увидав князя и не дождавшись от него ни одного любезного слова, сам вызвал его на разговор о портрете, князь очень сухо ответил ему:

— Позвольте мне не высказываться. Когда человек молчит, это значит, что он не хочет сказать чего-нибудь неприятного.

С тех пор Серов сделался моим отъявленным врагом, несмотря на то, что я лично всегда ценила его талант и приветливо встречала его. Он никогда не мог простить мужу его слов и совсем не по-рыцарски вымещал их на мне…»

3. Константин Коровин. Портрет М.К. Тенишевой. 1899

Это – образец быстрого пленэрного портрета. Произведение создано за несколько часов, когда однажды, будучи в 1899 году в гостях у Тенишевой во Флёнове, Константин Коровин утром вышел в сад, увидел сидящую на скамейке княгиню и стал писать.

Коровин предстает как яркий и талантливый русский импрессионист. Он использует главное правило новой живописи – нельзя возвращаться к холсту, потому что миг неповторим: освещение, состояние в природе, настроение модели – все мимолетно... Коровин не смешивает краски на палитре. Он наносит мазки прямо на холст, и это придаёт образу необыкновенно живой характер.

В завершение. Авторское

А в завершение я напомню вам историю коллекции Тенишевой. В 1907 году она была выставлена в Лувре, и это событие вызвало огромный резонанс во всей Европе. Выставку посетили 78 тысяч человек. Говорят, что после нее в нарядах многих модниц появились элементы русского народного женского костюма. Марии Клавдиевне посыпались предложения продать коллекцию. Однако хозяйка всем отказала. И увезла коллекция в свой Смоленск – вовсе не родной, между прочим, город.

Здесь для коллекции уже был построен специальный музей – «Русская старина». Его история тоже занимательная. Княгиня затеяла работу по созданию музея для хранения коллекции и, наверное, не раз пожалела. Городские власти строить сами отказались, землю тоже не продали. Решение вопроса тянулось долго. В итоге участок Тенишева выкупила сама из частных рук.

Вспомнить об этом сейчас, как нам кажется, самое время. Хорошие признаки есть в том, что залы художественной галереи – это уже не помещения той самой «Русской старины». У галереи появилось свое здание. Часть тенишевской коллекции выставлена на третьем этаже нового Культурно-выставочного центра имени Тенишевых. И есть надежда, что когда «Русская старина» откроется после ремонта, может быть, в ней снова будет можно увидеть ту самую коллекцию, еще раз подчеркну, оставленную Смоленску.

К чему все это? Дело вот в чем: чтобы город выглядел ухоженно, а не как подкидыш, нужно его любить и за ним ухаживать. Чтобы в городе проходили интересные события – нужно их устраивать. А чтобы было больше творческих людей – нужно быть ими. Это лишь частное, авторское мнение, но я очень надеюсь, что тех, кто перестанет плевать в сторону Смоленска, глядя с завистью на отбывших в столицы, станет меньше. Я верю в децентрализацию (мной придуманное понятие) – верю, что когда-то столица таки лопнет и культура рассеется по всей территории России. Что мобильное и накрепко связанное интернетом население будет путешествовать по собственной стране. Здесь, к слову, очень пригодится КВЦ – вставочная площадка не провинциального уровня, которая может принять и экспозиции мирового значения.

P.S.: Работая над этим проектом, мы очень боялись показаться скучными и банальными, опасались упреков, мол, темы давно избитые, все это видели, передачи смотрели, надоело… Что и говорить, мы были готовы даже быть поднятыми на смех… Но, можно выдохнуть, этого, к счастью не произошло. И даже небольшое количество полученных нами положительных откликов о проекте дают надежду на то, что люди, для которых интересно посмотреть на «настоящую вещь» или почитать о ней, в нашем городе есть.

Вероятно, искусствоведам некоторые из наших рассказов показались наивными. Возможно и так – просим нас за это простить. Но, на минуточку, не наивнее восприятия простого посетители галереи – а пишем мы для них.

В общем, получилось то, что получилось. И в юбилейные дни именно эти небольшие рассказы украсят наш сайт и напомнят смолянам о том, что юбилей это не только салют, концерт и побеленные фасады. Но и то, что всегда с нами, немного забытое в тиши музеев, куда жители города, как правило, заходить не осмеливаются.

Каждая из публикаций, выходящих еженедельно по средам в рубрике «Настоящие вещи», рассказывает об одном из экспонатов смоленской Художественной галереи. День недели в данном случае выбран неслучайно. Если материал заинтересует, можно не откладывая в долгий ящик отправиться в музей уже в четверг. И отпрашиваться с работы для этого не нужно: по четвергам специально для вас галерея работает до семи часов вечера. Познакомится с предыдущими публикациями рубрики «Настоящие вещи» можно в специальном разделе на сайте. Помощь в создании материала оказали сотрудники Смоленского государственного музея-заповедника. Художественная галерея Адрес: ул. Коммунистическая, 4 Тел.: (4812) 38-06-95 (касса); 38-74-41, 8-910-113-26-98 (экскурсоводы).

Каждая из публикаций, выходящих еженедельно по средам в рубрике «Настоящие вещи», рассказывает об одном из экспонатов смоленской Художественной галереи. День недели в данном случае выбран неслучайно. Если материал заинтересует, можно не откладывая в долгий ящик отправиться в музей уже в четверг. И отпрашиваться с работы для этого не нужно: по четвергам специально для вас галерея работает до семи часов вечера. Познакомится с предыдущими публикациями рубрики «Настоящие вещи» можно в специальном разделе на сайте.

Помощь в создании материала оказали сотрудники Смоленского государственного музея-заповедника.

Художественная галерея

Адрес: ул. Коммунистическая, 4

Тел.: (4812) 38-06-95 (касса); 38-74-41, 8-910-113-26-98 (экскурсоводы).